Есть люди, которые незримо сопровождают тебя через жизнь. Прежде всего, это родители, которые живут в наших жестах, в словечках, в реакциях. Какие-то черты их характера мы воспроизводим, не задумываясь. 

Есть еще Учителя с большой буквы. Их влияние на нас тоньше, куда менее ощутимо, но, быть может, куда более значительно, чем родительское.

Ведь они внушили нам не знания, а желание познавать, не способность разбираться в сути вещей, а стремление к этому. Родители дали нам глаза и уши, а Учитель научил видеть и слышать. Поэтому Учителя всегда рядом с тобой: когда ты получаешь удовольствие от произведения искусства или пейзажа, когда решаешь сложную проблему, когда продвигаешься по непознанной, неизвестной никому территории. 

Таким Учителем для многих, и, конечно, для меня, стала Нина Кировна Гуткова, преподаватель Академической гимназии Д. К. Фаддеева СПбГУ, знаменитого 45-го интерната, ФМШ при ЛГУ. Нина Кировна работает там практически со времени основания школы в 1963 году и в эти дни отмечает свой юбилей.  Хочется поздравить ее с этим праздником и от себя, и от имени всех выпускников 45-го, которым выпала удача учиться в ее классе. 

Нина Кировна принадлежит к поколению, которое в детстве пережило войну. Ее ужасы могли бы принести ему разочарование в человечестве и человеческом – но они преодолели жестокое к человеку время, не ожесточившись в сердце, а наоборот, раскрыв его лучшему, что есть в мире, прекрасному, доброму. И это поколение, поколение Нины Кировны Гутковой, сумело передать дальше свой заряд энергии, бескорыстия, щедрости, теплоты в человеческих отношениях. 

Но не только это. Нина Кировна Гуткова со мной каждый раз, когда я захожу на очередную выставку в Эрмитаж или в Русский музей. Ведь вместе с ней мы очень часто ходили туда, где шаг за шагом приоткрывался для нас смысл искусства, где мы учились любить его и получать в ответ ни с чем не сравнимое наслаждение. Этот ключ, переданный Ниной Кировной много лет назад, и сейчас помогает открывать сокровища музеев не только Петербурга, но и Парижа, Рима, Лондона, Вашингтона, Москвы, Нью-Йорка и многих других мест. 

Нина Кировна сопровождает меня и тогда, когда я иду на балет или в оперу – как мы это делали вместе с ней в интернатские годы. Признаюсь, что ни с чем не сравнимое наслаждение, которое получаешь от балетного спектакля или хорошей оперы,  открылось мне не сразу – но без Нины Кировны, думаю, эти двери навсегда оказались бы запертыми. 

Мощные колонны Санкт-Петербургской Филармонии помнят всё, в том числе часы, когда мы, сидя за ними, думали о своем под музыку Бетховена и Чайковского, слушая камерный ансамбль или оркестр под управлением легендарного Мравинского. И этой памятью я обязан Нине Кировне. И теперь, когда я слушаю музыку в этих стенах, или в других местах, в Мюнхене и Милане, Лондоне и Хельсинки, Нина Кировна невидимо сидит рядом со мной и слушает тоже. 

Я не случайно перечисляю много городов в разных странах, потому что Нина Кировна очень любит путешествовать. Не так, как это некоторые делают сейчас, меняя страны, как изображения в калейдоскопе.  

Нина Кировна вживается в культуру, старается изучить язык и традиции разных стран. Может быть, первый ее опыт жизни в другой культурной среде пришелся на годы, когда молодой учительницей она поехала преподавать в Эстонию, в Тарту. Тогда и Эстония, и Россия были одной большой страной, но несомненно, что культурные открытия в то время были не слабее теперешних. 

Свой интерес к другим народам, свою жажду познания Нина Кировна передала и нам. Ее всегда интересовала и интересует Италия, и узнав, что и я заразился этой страстью, она подарила мне русско-итальянский словарь, еще советских времен. В моменты, когда я бываю в этой стране, Нина Кировна стоит рядом и любуется на фрески Леонардо, живопись Боттичелли, скульптуры Микеланджело, архитектуру Брунеллески и Браманте.

В физико-математическом интернате Нина Кировна преподавала не самый профильный предмет – физкультуру. И меня, признаться, занятия спортом интересовали тогда меньше всего. Спортсмены из интерната, воспитанники Нины Кировны, были известны всему городу, например, Костя Райкин. Но и он в итоге выбрал другую стезю. Однако кто из выпускников ФМШ на Савушкина когда-нибудь забудет лыжные пробежки вокруг ЦПКиО или катание там на коньках сверкающими в памяти ленинградскими вечерами?

Любовь к лыжам получилась у нас как-то сама собой, не так ли? И к долгим пробежкам на свежем воздухе, к ощущению преодоления, победы, которую дает лишь упорство, помноженное на труд…Но, может быть, в умении сконцентрироваться, собраться с мыслями и силами, которое так пригодилось нам в последующей жизни со всеми ее вызовами, есть заслуга и этих физкультурных уроков оттуда, из такого далекого теперь прошлого?  

  Уже много лет Нина Кировна занимается музеем 45-го интерната. Сейчас она пытается сберечь память о тех годах, о выпускниках, о том, что их – нас – объединяло и объединяет.  Собирает книги, фотографии, афиши, газеты, связанные со школой и ее любимыми учениками. А все были любимыми, силы любви Нины Кировны хватало на всех.  

Мы родом оттуда, из тех лет. Родом из того Петербурга – Ленинграда, который живет и в экспонатах музея, и в нашей памяти. Который и тогда, и сейчас невозможно себе представить без Нины Кировны Гутковой. 

С юбилеем, Учитель!

 

Игорь Шнуренко, журналист, выпускник 1979 года